Россиян сажают за одну картинку, хотя Duran нарисовал тысячи комиксов

Россиян сажают за одну картинку, хотя Duran нарисовал тысячи комиксов

Duran нарисовал тысячи комиксов: «Есть шутки про геев, льстецов и блудниц...» Но россиян сажают только за одну его картинку. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Художник комиксов, скрывающийся под псевдонимом Duran, чья аудитория во «ВКонтакте» превышает 777 тысяч человек, шесть лет назад нарисовал картинку, высмеивающую патриарха. Шесть лет назад ее перепостил россиянин Андрей Шашерин. Прошли годы, и теперь он вдруг стал фигурантом уголовного дела.

Суд намеревался отправить его на принудительную экспертизу в психиатрическую больницу, после чего продолжить судебное разбирательство и, вероятно, вынести обвинительный приговор. Шашерину вменяют экстремизм (часть 1 статьи 282) и оскорбление чувств верующих (часть 1 статьи 148) из-за того, что он публиковал шутки о церкви.

Одна из картинок, которую он выложил около шести лет назад, описывается следователями так: «Изображение патриарха Кирилла, за спиной которого стоит Иисус Христос, с текстом в виде реплик: „Время не подскажешь?“ — „Иисус, ******* (отвали)“». Это достаточно известный мем Дюрана, связанный с историей о затертых на фотографии дорогих часах патриарха.

«Лента.ру» поговорила с Дюраном об охоте на экстремистов, оскорбительном контенте и самоцензуре.

«Лента.ру»: Cчитаете ли вы свою картинку с часами патриарха экстремистской?

Duran: Конечно, нет. Я не считаю ее экстремистской, как не считаю, что юмор в принципе может быть экстремистским. Экстремизмом скорее можно назвать реакцию властей на эту картинку. Вломиться с СОБРом в дом к выложившему картинку в интернет — не это ли называется чрезмерной, крайней формой методов действия? Помнится, РПЦ тогда просто извинилась за казус с замазанными часами. Так почему не может и Андрей Шашерин просто извиниться?

Оскорбительной для кого-либо вы ее тоже не считаете?

Юмор зачастую подразумевает оскорбление кого-то — подчеркивание стереотипов о некой группе лиц, каких-то неприятных качеств. В половине анекдотов есть кто-то, кому будет немного обидно. Жаль, что именно у нас в стране появляются такие уголовные дела. Мне всегда казалось, что у русских одно из лучших чувств юмора в мире (ну, кроме англичан, возможно). Если мы продолжим оскорбляться на шутки, то вскоре провалимся куда-то на уровень немцев или японцев (заранее извиняюсь перед немцами и японцами, не подавайте на меня в суд).

ЧИТАТЬ:  Пикассо не любил породистых кошек, или Коты на картинах известных художников

Как именно вы узнали о деле Шашерина? На своей странице вы написали, что готовы помочь ему. Вы находитесь на связи с ним или с его защитой?

О деле Шашерина я узнал из новостей в ленте. Защищать его в суде будут правозащитники «Открытой России». Они справятся с задачей лучше меня — я не юрист, я могу лишь предавать огласке подвижки в его деле.

Учитывая анонимность вашего творчества, было бы довольно просто проигнорировать это дело — так, возможно, сделали бы многие. Колебались, высказываться или нет?

Я не питаю иллюзий насчет своей или чьей-то анонимности на территории России до тех пор, пока я пользуюсь социальными сетями, к серверам которых силовики могут легко получить доступ. Они могли завести дело и на меня, и на сотни и тысячи людей из тех, кто шесть лет назад зарепостил эту картинку. Просто рандомайзер Фемиды выбрал Шашерина. Игнорировать такое, я считаю, нельзя. Как, безусловно, нельзя игнорировать принятие любых абсурдных законопроектов.

Что с самой картинкой — вы ее удалили из своих пабликов?

У себя я эту картинку давно удалил, чтоб обезопасить себя и тех, кто ее отрепостил.

А другой контент? Даже в комментариях к последнему (на момент интервью — прим. «Ленты.ру») комиксу пишут в комментах: «на грани экстремизма».

Мне кажется, народ сейчас настолько напуган, что видит экстремизм во всем, в том числе и в последнем комиксе. На самом деле половина комментаторов под тем же комиксом считают, что я продался Кремлю, так что в среднем пост вышел в ноль. Там есть шутки про геев, льстецов, обжор и блудниц (что все они попадут в ад) — но это канон, я лишь играю на территории чужой мифологии. Если чревоугодники — это группа лиц, то да — это оскорбление группы лиц, и меня могут привлечь за экстремизм. Но мы же еще не на таком уровне абсурда?

Россиян сажают за одну картинку, хотя Duran нарисовал тысячи комиксов

Андрей Шашерин. Фото: RFE / RL

Рост аудитории, а в последние годы еще и бесконечные абсурдные дела, не привели к возникновению или усилению самоцензуры?

Самоцензура у меня была всегда. Возможно, что-то особенно оскорбительное я так и не выложил. Но я верю, что однажды мы очнемся от этого дурного сна с посадками за репосты, и тогда шутить снова станет можно о чем угодно. Я никуда не тороплюсь, неоскорбительного материала хватает.

ЧИТАТЬ:  Зверские укладки: прически для животных в рекламе Braun

Как раз хотел спросить, были ли комиксы и шутки, которые вы не рискнули опубликовать.

Да, такие есть. Но этот риск скорее связан с личной самоцензурой, а не боязнью угодить под статью. Для каких-то шуток просто еще не настало время.

Может ли история с барнаульским делом повлиять на ваше творчество? Из сказанного выше можно сделать вывод, что оно станет мягче.

Я не стал мягче, но определенно стал осторожнее. Если раньше перед отправкой поста я думал трижды, то теперь думаю четырежды. Но это очень нездоровая атмосфера. Я считаю, что в делах культуры (и тем более юмора) общество должно само себя цензурировать. Мы будем стагнировать и дальше скатываться в Средневековье, если дела, подобные делам Шашерина и Мотузной, будут продолжать поступать в производство.

И все же хотел уточнить: стену в сообществе и на личной странице уже пролистали? Что-то еще удалили, кроме картинки с патриархом?

Да, была пара картинок, довольно популярных в свое время, которые до сих пор можно найти на других ресурсах. Но удалил я их давненько — в связи с угрозами в свой адрес.

Какого рода угрозы поступали? И от какого рода публики?

Дела давно минувших дней. Сейчас я жив-здоров, и мне никто не угрожает. Вот это я называю саморегуляция!

Что, на ваш взгляд, будет с юмором в России? Сможем ли мы когда-нибудь так же спокойно воспринимать шутки, как, к примеру, американцы, британцы и австралийцы воспринимают своих стендаперов?

Морально мы к этому уже давно готовы. Осталось только упразднить пару статей УК и создать сайт, где извинения перед Рамзаном Кадыровым были бы автоматизированы: поступает на тебя жалоба — записываешь видео с извинением — заливаешь на сайт — прощён. Дело в том, что народ у нас относится к шуткам с пониманием, даже к самым чернушным, а вот те, кому дают рычаги давления на неугодных, с радостью делают вид, что оскорбились.

Россиян сажают за одну картинку, хотя Duran нарисовал тысячи комиксов

Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

Вас же блокировали на Facebook. Напомните, за что.

На ФБ меня блокировали три раза: за обнаженную женскую грудь, за фистинг принцессы Леи и за комикс про геев на небоскребе.

Есть такая фраза: «из интернета ничего удалить нельзя». Трудно спорить, глядя, как в прессе поднимают посты многолетней давности (достаточно вспомнить историю с отстранением Джеймса Ганна с поста режиссера «Стражей Галактики»). Не напоминает ли это чем-то ситуацию с нашим отечественным «экстремизмом»? У нас тоже любят поднять старые картинки. Нет ощущения, что история глобальнее и соцсети в принципе пришли к какой-то промежуточной точке?

ЧИТАТЬ:  Мама-художница делает мозаики из пластилина

На Западе общественность гораздо более мобильна и восприимчива к подобным вещам. Грубо говоря, утром H&M вывешивает на сайте худи «coolest monkey in the jungle», днем об этом пишут в Twitter, вечером их магазины громят, к ночи худи уже нельзя найти на сайте. Поэтому Дисней был так озабочен найденными в Twitter Ганна шутками: недовольные могли существенно подпортить сборы новинок киногиганта. И, действуя на опережение, Ганна сняли с третьей части франшизы.

В России, несмотря на проникновение интернета в жизнь населения, общественность пока не настолько волатильна. Мы медленнее и спокойнее реагируем на любую несправедливость. Я думаю, делами уровня «выложил картинку со свастикой» или «добавила песню Тимура Муцураева в свои аудиозаписи» должна заниматься именно общественность, а не судебные приставы. На Западе за подобное не сажают — «экстремисты» теряют работу, друзей, подвергаются осуждению в сети, но не более. Такая модель взаимодействия граждан в сети мне кажется более приемлемой, нежели то, что мы имеем сегодня в России.

отсюда

25.09.2018

Интересные статьи сайта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − 12 =

%d такие блоггеры, как:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: